ПРОФИЛАКТИКА НЕВРОЗА

Причины алкоголизма и пьянства. Механизм психологической притягательности алкоголя.

Причины алкоголизма и пьянства. Механизм психологической притягательности алкоголя.

Российские ученые Б. С. Братусь и П. И. Сидоров более 30 лет назад выдвинули гипотезу, согласно которой алкоголь непосредственно не обладает эйфоризирующим (веселящим) эффектом. Их заинтерсовал вопрос, почему человек использует алкоголь не только при радостных событиях, но и в случаях диаметрально противоположных — при трагических, печальных происшествиях. Способно ли одно и то же химическое вещество давать противоположный эффект? Им возражали: «Здесь нет никакой закономерности. Одних людей алкоголь веселит, других нет». Выдвигалось и другое предположение, что в каждом конкретном случае эмоциональное состояние, сопровождающее опьянение, зависит не столько от свойств самого алкоголя, сколько от «психологической готовности» человека создавать, моделировать то или иное необходимое и подходящее в данный момент настроение.

Потребовалось проведение экспериментальных исследований с применением плацебо — «лекарств-пустышек». Суть исследований заключалась в следующем: испытуемым одной группы вводился внутрь алкоголь в небольших дозировках, причем им говорилось, что введен безвредный физиологический раствор. В другой группе обследуемым заранее сообщалось о том, что им будет введен именно алкоголь. При «анонимном» введении этанола через некоторое время у обследованных появлялись жалобы на неусидчивость, легкую тревогу, сменявшиеся через некоторое время релаксацией (расслаблением) и сонливостью. Тем самым демонстрировалось как бы прямое отражение истинных, не зависящих от психологического настроя реакции на употребление алкоголя. Однако, что принципиально важно, какого-либо отчетливого личностного, поведенческого компонента при этом не выявлялось, отсутствовало и повышение настроения.

Другая картина наблюдалась, когда человека заранее предупреждали о характере инъекции, о том, что ему будет введен именно спирт. В этом случае в зависимости от привычек и стиля алкоголизации наблюдались соответствующие выраженные эмоциональные реакции — оживление, шутки, комментарии и в дальнейшем демонстрировалась достаточно типичная поведенческая и речевая картина опьянения. В этой группе обследуемых практически не встречалось лиц, у которых алкоголь вызывал бы выраженную тревогу, неусидчивость. Сходным в двух группах было итоговое состояние — усталость, вялость, сонливость.

Возникает вопрос: почему это произошло? Как могло получиться, что одно и то же вещество (алкоголь) действовало по-разному?

Эксперимент подтвердил выдвинутую гипотезу об отсутствии у алкоголя собственно эйфоризирующего (веселящего) эффекта, незаслуженно приписываемого ему. Как показало исследование, подобный эффект в большей степени был связан с психологическими, нежели с физиологическими факторами. То есть лица второй группы были «готовы к опьянению», а первой — нет.

Для объяснения механизма психологической притягательности алкоголя попытаемся проанализировать, как сложилось мнение о том, что алкоголь способен снимать усталость, повышать настроение, бодрить. В психологии существует понятие установки, под которой подразумевают предвзятую готовность человека воспринимать то или иное явление, базируясь на определенных заданных параметрах. Известен психологический эксперимент по оценке внешности человека в зависимости от предварительной установки испытуемых на его социальный статус (занимаемую должность). Известно, что более красивым и внешне привлекательным обычно оценивается человек, «занимающий более высокое место на социальной лестнице», несмотря на то, что разным группам испытуемых с различными установками представляется один и тот же субъект.

Исходя из понятия установки, можно подойти и к объяснению феномена психологической привлекательности алкоголя. Для этого необходимо вспомнить, когда формируется представление о свойствах алкоголя. Подобная установка закладывается еще в детском возрасте, когда ребенок наглядно получает в семье информацию об «алкогольных ритуалах и традициях», причем установка с самого начала носит положительный характер. У ребенка укрепляется убеждение в том, что алкоголь необходим во время праздников, прихода гостей, так как он способствует повышению настроения. Подкрепленная положительными эмоциями сформировавшаяся установка на эйфоризирующее действие алкоголя начинает в дальнейшем носить довольно устойчивый характер. Логично было бы предположить, что, обладая такой положительной установкой на потребление спиртных напитков, подросток, впервые столкнувшись с ними, испытывает удовольствие. Однако чаще этого не происходит вследствие объективных свойств алкоголя. При первом употреблении алкогольных напитков 53% подростков испытывают отвращение, 33%—безразличие и лишь 14% — удовольствие. Закрепляясь в процессе алкогольных традиций, установка на положительное эйфоризирующее действие алкоголя приводит к тому, что уже через два года после первого употребления спиртных напитков подавляющее большинство (90%) подростков считают, что опьянение сопровождается приливом сил, повышением настроения.

Объяснить подобный феномен можно лишь психологической готовностью (установкой) человека, но никак не физиологическими свойствами самого алкоголя. Значительно чаще эйфоризирующнй эффект от приема алкоголя испытывают люди, имеющие большой алкогольный стаж. Если бы в действительности алкоголь обладал эйфоризирующим эффектом, то положительная установка предопределяла бы более высокий процент таких лиц уже при первой встрече со спиртным по сравнению с выявленным. Убеждение подростков в благоприятном воздействии алкоголя на организм человека поддерживается и за счет «самоотчетов» больных алкоголизмом, которых спиртные напитки в прямом смысле слова «лечат» от похмельного синдрома, снимают болезненные проявления абстиненции.

Следует признать, что алкоголь занимает в современной жизни важное место, причем употребление спиртных напитков можно отнести главным образом к явлениям культуры (вернее, псевдокультуры). На него так же, как и на другие явления культуры, распространяются общие законы. Еще в 1890 году В. Португалов писал: «Существующая привычка к алкоголю порождает и в последующих поколениях преемственное расположение и путем подражания, переимчивости передается из поколения в поколение».

Насколько глубоко укоренились алкогольные традиции, можно проследить на следующем примере. По данным социолога А. И. Цаплина, опросившего более 100 мальчиков одного из детских садов города Перми, 97% из них могли верно описать свойства алкогольного опьянения, относясь к нему одобрительно. Уже в детском возрасте у них отмечалось сформированное представление об алкоголе как об особом обязательном спутнике торжеств и встреч, притягательном символе взрослой жизни. Таким образом, мы имеем дело с явлением положительных установок на употребление спиртных напитков даже на таком возрастном уровне, когда истинное действие алкоголя еще не испытано — пример взрослых создает активную готовность к потреблению спиртных напитков, т. е. к пьянству.

Как мы убедились, не сам по себе алкоголь (т. е. не химическое вещество со специфической структурой) вызывает характерное алкогольное поведение с повышением настроения, веселостью, активностью, но прежде всего готовность человека, стереотип его поведения, усвоенный в процессе жизненных питейных ритуалов, приводит к тому, что именно алкогольному напитку приписывается веселящее действие. Механизм проекции собственного эмоционального состояния на окружающую действительность вообще присущ человеку. Основываясь на подобном психологическом феномене, можно объяснить, что в условиях умеренного «культурного» потребления спиртных напитков до сих пор существует психологическая привлекательность алкоголя, закрепленная в алкогольных традициях.

Причины алкоголизма и пьянства. Механизм психологической притягательности алкоголя.

По тем же принципам возникают представления и о других «незаменимых» свойствах и функциях алкогольных напитков, действие которых становится универсальным. Этим можно объяснить, что алкоголь употребляют не только в связи с радостными, но и в связи с печальными событиями. Диапазон субъективных поводов употребления алкоголя широк — пьют и «для храбрости», и «с обиды», и чтобы «поговорить по душам», и чтобы расслабиться, и чтобы взбодриться и т. д. Во всех случаях алкоголь способствует достижению искомого состояния.

Справедливо высказывание фармаколога Вутриха о том, что воздействие алкоголя на человека уменьшает объем воспринимаемой информации, позволяет выпившему человеку «скрыться» от возникающих проблем. Помните, что многие ссылаются для оправдания употребления алкоголя на количество стрессов. Они попросту отказываются от решения конфликтных ситуаций.

Мнение о том, что алкоголь обладает специфическим эффектом, облегчает переживание неприятных внешних ситуаций и внутренних конфликтов, даже снимает отрицательные эмоции, неверно. Это подтвердили исследования последних лет. Так, американские ученые Тайер и Куртис обследовали больных с невротическими страхами — фобиями. Было установлено, что прием опьяняющей дозы алкоголя не способствовал исчезновению страха или уменьшению тревоги.

Однако отрицать полностью антистрессовое действие алкоголя было бы неправомерно. Он действительно на короткое время в условиях конфликта может снижать значимость происшедших негативных событий. Но какой ценой? Ценой отравления организма, прежде всего человеческого мозга.

Есть люди, считающие, что пить в меру не вредно. Однако меру каждый из них приводит свою. Таких людей в шутку называют «культурными пьяницами». Одни из них считают, что культурно пить по праздникам, другие ратуют за то, что нормальным является употребление спиртных напитков ежедневно. Но так можно дойти до абсурда — граница «культурного» употребления станет субъективной, индивидуальной и будет всецело зависеть от общего культурного уровня человека. Доказано, что среди злоупотребляющих алкоголем (по их терминологии — пьющих «культурно») процент культурных в общежитейском смысле людей минимален. Еще ни один алкоголик не сказал, что он пьет бескультурно, каждый приводит свои доводы о пользу достоинств его «культуры» потребления спиртных напитков. Следовательно, важен не столько количественный, сколько качественный параметр потребления.

Еще изредка можно услышать утверждение, что бороться надо лишь с крайним выражением употребления спиртных напитков — с алкоголизмом. Тех же, кто пьет «умеренно», «культурно», якобы это не должно касаться. Выше мы постарались доказать, что любое, даже самое «культурное», употребление алкоголя формирует положительную установку на него у подрастающего поколения. Как можно убеждать ребенка в пагубности пристрастия к водке и пить ее самому? Словами здесь не помочь. Вот почему сторонники всеобщей трезвости убеждены, что любое потребление спиртных напитков вредно.

Безусловно правы те, кто считает, что потребление спиртных напитков глубоко укоренилось в привычках и представлениях людей о нормальном образе жизни. Потребление алкоголя в представлениях многих есть необходимый атрибут нашего образа жизни. Такова печальная истина. Однако следующий отсюда вывод о невозможности трезвости недостаточно обоснован. По сути, он означает отказ от борьбы с ложными, ненаучными представлениями и предрассудками.

Leave a Comment